Четыре способа осмысления терроризма: социальные места, средства производства (оружие), способы коммуникации, коллективная телесность

Авторы
  • Кирсанова Лидия Игнатьевна

    Владивостокский государственный университет экономики и сервиса
    Владивосток. Россия
    д-р филос. наук, профессор кафедры философии и юридической психологии

  • Коротина Ольга Александровна

    Владивостокский государственный университет экономики и сервиса
    Владивосток. Россия
    канд. филос. наук, доцент кафедры философии и юридической психологии

Аннотация

Различие терроризма и войны в философии не вполне устоялось. Мы предлагаем для характеристики того содержания, которое мыслится как терроризм и/или война, использовать следующие критерии: социальные места, средства производства (оружие), способы коммуникации и коллективные тела. Место – это не ландшафт, а то, что мы именуем как «архе» – отечество, родина, которое создает алиби дискурса войны, тогда как терроризм – это номадическое пространство. К средствам войны, как и терроризма, относится все то, что приводит в действие мощь силы и огня. Винтовка создает солдата. Количество вооружений, имеющихся в наличии, продавливает его использование. Средства коммуникации – это способы легитимации террористического дискурса: объявление факта насилия терактом даже в случае, когда его причина неизвестна. Война же прерывает коммуникацию. Теракт и его последствия приводят в соприкосновение разные общественные тела: аффектированную телесность террориста (смертника и др.) и уравновешенную дисциплинированную телесность европейского человека. Аналитика телесных практик открывает нам бунтующие, перверсивные, аффектированные тела, а также тела дисциплины, послушания, т.е. субъектные, суверенные тела. Результатом исследования явилась разработанная авторами методология раз-тождествления войны и терроризма, обоснование критериев их различения. Общей методологией гуманитарных наук остается философская герменевтика. Познающим субъектом является не трансцендентальный субъект, полагающийся на чистый разум, полученный в процессе феноменологической редукции, а эмпирический субъект, включенный в объект исследования. Оставаясь включенным в общее поле террористической агрессии, покушения и предчувствия войн, эмпирический субъект способен достичь отрешенности посредством способов дистанцирования (Г. Гадамер), создания разрыва или зазора между познаваемым объектом и познающим субъектом. Нельзя отрицать, что в современной философии исследования терроризма и войны рассматривается в контексте философии власти, феноменов массового сознания, отчуждения индивида от форм всякой социальности и общей коммуникации. Автор опирается на понимание современной ситуации в мире как Покушения (Ж. Бодрияра), за которое кто-то должен ответить, что допускает способ объективного вменения вины. Методологически важным явилось различение между человеком-zoe и человеком-bios (Д. Агамбен), что позволило авторам различить аффективные тела терроризма и суверенную телосность западного человека.

Ключевые слова и словосочетания: терроризм, террористический акт, война, дискурсы войны и терроризма.

Документы для скачивания